Осетия Квайса



Валерий ПОПОВ: «Надо найти точное звучание пьесы в сегодняшнем мире»

Ольга РЕЗНИК

Так считает главный режиссер академического ордена Трудового Красного Знамени русского театра им. Е.Вахтангова, заслуженный деятель искусств Северной Осетии Валерий ПОПОВ. 

Наша встреча с режиссером Валерием Поповым начинается, как это ни странно, с его авторских песен. По моей просьбе он исполняет одну из них – песню о Владикавказе, ту самую, что запала в душу еще во время проведения городского песенного конкурса. Ощущения непередаваемые. Кажется, что ты катишь в фаэтоне по знакомым улицам такого родного и любимого города или смотришь в распахнутое окно на горные вершины и Александровский проспект. Потом спускаешься к Тереку и не можешь налюбоваться мечетью, что «минаретами пытается небо подпереть».

В стихах Валерия Попова, положенных на музыку, есть и строки о городском театре, открытом много лет назад наместником Кавказа. Это, конечно же, неслучайно. Театр – это та составляющая, что с детства присутствует в жизни режиссера. То же самое можно сказать и о песнях, которые Валерий Попов пишет где-то с двенадцатилетнего возраста.

– С чего вообще началось увлечение авторской песней?

– Наверное, как и у всех, с Окуджавы, Визбора, Никитиных. Со временем увлечение переросло в серьезное хобби, если можно так сказать. Мне было лет 12, когда я взял в руки гитару. Потом появились и первые песни.

– О чем они были?

– Сейчас уже даже не припомню, о любви, наверное, как у всех в этом возрасте.

– А о чем вы пишете сейчас?

– Все зависит от мировосприятия в тот или иной период жизни. Время летит. С течением времени меняются темы. У меня есть и шуточные песни, и социальные, и лирические, и военные. Всего их около 200.

– Как рождается песня?

– У каждого своя кухня. Кто-то отталкивается от текста и уходит в мелодический ряд. У меня сначала в голове возникает мелодия, потом на нее пишутся стихи.

– Ваша супруга Анжелика Тер-Давидянц, ведущая актриса театра, прекрасно поет. А ваши песни она не пробовала исполнять?

– Нет, свои песни я пою сам.

– И часто это бывает? В каких конкурсах, фестивалях участвовали?

– Увы, это случается не часто. Времени на все не хватает. Первый конкурс, в котором я участвовал, проходил во Дворце культуры «Электрон». Я занял тогда то ли второе, то ли третье место. Потом был конкурс на лучшую песню о городе. В нем я принял участие с песней о Владикавказе (аранжировка Аркадия Цорионти). Текст песни был признан лучшим. В свое время я побывал и в Грушинке. Но в конкурсной программе участие не принимал. Просто выступил на концерте. Там ведь поют все, кто захочет.

– А в фестивалях авторской песни в Цее, Домбае не принимали участие?

– Меня несколько раз приглашали на «Цейский вальс». Но, к сожалению, фестиваль проходит в те дни, когда я работаю. Не могу же я бросить театр и на два-три дня уехать в Цей.

– Театр, судя по всему, – это ваша жизнь. А с чего все началось, как вы пришли в театр, откуда на вас эта зараза упала?

– О, это началось очень давно, еще в детстве. Моя бабушка работала в театре – одевальщицей в костюмерном цехе. Так как в садик меня не определили, то бабуля часто брала меня с собой в театр. Поэтому можно сказать, что я вырос за кулисами. В 1982 году попал в театральную студию Дворца пионеров под руководством Семена Ефимовича Каленского. Он был актером нашего театра, потом работал в Музыкальном театре. В студии я занимался пять лет. Когда Семена Ефимовича не стало, мы, бывшие студийцы, набрались наглости и пошли к директору Дворца пионеров Анне Аркадьевне Гучмазовой. Она почему-то нам поверила и дала возможность набрать драматический кружок. Так возник театр-студия «Галерка». Он просуществовал года три. Потом я уехал, мой коллега по театру-студии Андрей Харахаш тоже уехал, и все приостановилось. Но, как говорится, свято место пусто не бывает. На смену «Галерке» пришла «Премьера».

– Как складывалась Ваша дальнейшая судьба?

– В 1992 году я уехал в Калугу. Там обучался актерскому мастерству в колледже культуры, в нем для местного театра набрали курс. По окончании колледжа два сезона отработал в театре в Арзамасе. Потом перебрался в Москву. Почти четыре года работал на телеканале «Доброе утро» Российского телевидения и заочно учился на режиссерском факультете в «Щуке». Ездить из Владикавказа на сессии в ту пору было довольно накладно.

– Как вернулись в родные пенаты?

– Домой я приехал делать дипломную работу. Пробыл здесь полтора сезона. Поставил дипломный спектакль «Кадриль». И уехал обратно в Москву. Через год вернулся окончательно.

– Потянуло на родину?

– Естественно, когда стремишься работать, чтобы выжить, в другой структуре, рано или поздно это начинает надоедать. Дом есть дом, родина есть родина.

– Кого режиссер считаете своим учителем?

– В первую очередь, своего педагога в училище им. Щукина Александра Михайловича Вилькина. Основную базу он в нас закладывал. Но и всех остальных, начиная с Константина Сергеевича Станиславского и так далее…

– Какие методологии вы как режиссер используете на практике? Из чего складывается неповторимый режиссерский почерк? Чем руководствуетесь в работе? Что считаете современным?

– Театр – это явление довольно консервативное. Все те нововведения, что появились в последнее время в неограниченном количестве, думаю, в скором будущем отойдут на задний план. А традиционный репертуарный театр – русский психологический театр – будет жить долго, как бы ему ни предрекали погибель. Уже лет сто предрекают. Так что я стою на позициях репертуарного русского психологического театра, который представляет собой огромный кладезь, из которого можно черпать и черпать.

Далеко не все еще в нем изучено. Поэтому считаю, что не стоит гнаться за модой, псевдоноваторской идеей. Все в нашей жизни складывается из опыта. Чем больше спектаклей выпускаешь, тем больше находишь интересных нюансов, на которые прежде назад не обращал внимания.

Каждый спектакль – это некий эксперимент, потому что нужно найти точное звучание пьесы в сегодняшнем мире, тем более, если пьеса не современная, а классическая. Надо найти адекватное ее прочтение. К каждой пьесе необходимо искать свой подход. Помните триединство, о котором говорил Евгений Вахтангов: время, автор, коллектив? Надо попасть во время, надо попасть в артистов, чтобы им было интересно, и надо заинтересовать публику, ради которой все это делается. Тогда возникает момент общения, на котором построен театр. Одни приходят для того, чтобы пообщаться, другие выходят на сцену для того, чтобы пообщаться. Нам всем есть, что сказать.

– Малая сцена, где зрители словно становятся соучастниками происходящего на театральных подмостках, где все чувства персонажей будто обнажены, – это ваша идея?

– Идея носилась в воздухе очень давно. Скажем так: мне повезло, что все совпало – и желание, и возможности.

– Сейчас на сцене Русского театра Вячеслав Вершинин ставит спектакль «Одноклассница». Вы заняты в нем как актер. Не сложно совмещать актерскую и режиссерскую профессии?

– Невозможно самому играть в своих спектаклях. В спектаклях, которые ставит другой режиссер, – совсем другое дело. Есть режиссер, я ему доверяю, он доверяет мне как актеру. Так строится спектакль. Хороший режиссер без актерской кухни, по моему мнению, невозможен.

– Это, как хороший инженер, что должен пройти по всем производственным ступеням, начиная с рабочего?

– Да, примерно так. То, о чем мы говорим, даже в нашей школе заложено. На первых двух курсах режиссерского факультета обучение проводится по программе актерского факультета. Режиссеры проходят все то же самое плюс свои спецпредметы. Актерская школа обязательна. Как я могу объяснить артисту, чего я от него хочу, если сам не в состоянии это сделать?

– Не могу обойтись без традиционного вопроса о ближайших планах?

– Планов много. Дай-то Бог, чтобы все у нас сложилось. Хотя, в принципе, ситуация довольно стабильная. Ближайшие премьеры театра – это «Дуня» Коста Хетагурова и «Одноклассница» Юрия Полякова. Что планируется дальше? Выездная сказка «Три поросенка». В планах театра, конечно, поездки – на фестиваль в Махачкалу в сентябре (мы повезем «Пять вечеров» Александра Володина) и на Дни Осетии в Москву в октябре (на суд столичных зрителей будет представлен спектакль «Танго на закате» по пьесе Михаила Булгакова «Зойкина квартира»). Планируется еще постановка спектакля на малой сцене.

– Кто будет ставить?

– Я буду ставить пока. Малая форма подразумевает совершенно другую манеру существования, в том числе и режиссерскую. К ней надо привыкнуть. У меня так складывалась жизнь, что с малой формой я соприкасался довольно часто. Мне она понятна.

– Что собираетесь ставить, если не секрет?

– Нет, это не секрет. Просто пьеса еще не утверждена худсоветом, она сейчас в разработке. Предположительно будем ставить пьесу итальянского драматурга Дарио Фо «Свободная пара». К слову, за нее автор получил Нобелевскую премию в области драматургии.

– Когда ее увидят зрители?

– Думаю, к концу сезона.

– Хочется пожелать, чтобы все ваши планы и надежды осуществились. Радуйте нас чаще новыми постановками и новыми песнями.



 
загрузка...
 
Loading...