Осетия Квайса



Казбек КАРГИНОВ: «Политика не должна мешать хозяйственной работе»

Игорь ДЗАНТИЕВ

Имя Казбека КАРГИНОВА в Заполярье, где он провел почти полвека, обросло легендами. Одержимый в работе, требовательный к себе и к другим, он всегда добивался успеха. Строил шахты и рудники, руководил крупными коллективами, воспитывал новые поколения специалистов, для которых слова «труд» и «ответственность» наполнены глубоким содержанием.

Крупный производственник, доктор технических наук он уехал в Заполярье из родной Осетии в далеком 1962 году после окончания Северо-Кавказского горно-металлургического института. С тех пор его сердце вмещает в себя и любовь к далекому северу, и неизменно трепетное отношение к родным краям. Именно это послужило причиной того, что Казбек Георгиевич в 1998 году на целых четыре года вернулся во Владикавказ и работал сначала первым заместителем председателя правительства, а затем и исполняющим обязанности премьера Северной Осетии.

Сегодня Казбек Каргинов, хотя и проживает в Москве, вновь с головой погружен в заполярные дела, являясь советником генерального директора компании «Норильский никель». Но это вовсе не означает, что он отстранился от того, что происходит в Осетии. Он всегда в курсе всех последних событий, по-прежнему в плотном контакте со многими информированными соотечественниками, часто сам приезжает на родину.

Как это ни парадоксально, но одной из сфер, всегда вызывавшей интерес у Каргинова – производственника до мозга костей – была и остается национальная культура. Поэтому когда известный осетинский писатель и издатель Анатолий Дзантиев приехал в Москву забирать сигнальные экземпляры книги Коста Хетагурова «Ирон фандыр» с собственными подстрочными переводами стихотворений поэта на русский язык, то первый звонок он сделал Каргинову. В их встречу в кафе на Пушкинской площади ненадолго вторгся главный редактор сайта «Осетия-Квайса» и задал Казбеку Георгиевичу несколько вопросов.

– У вас экземпляр №1 новой книги. Ваши впечатления?

– Во-первых, такую книгу ждала вся Осетия. Она и оформлена очень красиво, и в ней можно найти практически все важные сведения о Коста. Но, самое главное, что здесь есть – это полный свод подстрочных переводов стихотворений на русский язык. Слово в слово. Все эти годы мы видели художественные переводы, а теперь каждый может оценить, насколько они удачно выполнены. За эту новаторскую работу я должен похвалить Анатолия Александровича Дзантиева. Считаю, что такая книга обязательно должна быть востребована читателем. Мне, кстати, понравилось и эссе о жизни и творчестве Коста Хетагурова. В общем, книга хорошая – молодец!

– Кем для вас является Коста?

– Для меня, думаю, что и для каждого осетина, он – легенда и неотъемлемая часть нашей истории. Если мы будем забывать таких выдающихся представителей нашего народа, грош нам цена.

– А когда вы открыли для себя Коста?

– В седьмом классе. Когда вернулся в Осетию из Коми. Отец был военным врачом, и семья вместе с ним переезжала с одного места службы на другое. Во Владикавказе я окончил школу №5. И, конечно, стихи Коста мне нравились. Уже тогда я многие выучил наизусть и знаю их до сих пор.

– Прочтете?

– Запросто.

Я счастия не знал, но я готов свободу,

Которой я привык, как счастьем, дорожить,

Отдать за шаг один, который бы народу

Я мог когда-нибудь к свободе проложить.

– Почему именно это четверостишие, как я понял, является для вас знаменем, на котором начертано имя Коста?

– Потому что он был свободолюбцем. И страстно хотел, чтобы наш народ жил свободно и процветал. Но нам еще расти и расти до миропонимания Коста. Меня все время убивает, что в Осетии мы много говорим велеречивых тостов, много хвалимся на бесчисленных пирах. Если бы на 10% дело соответствовало тому, о чем мы так красиво говорим, Осетия бы процветала.

– Чем вы сами сегодня занимаетесь?

– Работаю советником в «Норильском никеле». Это моя работа, и я занимаюсь ей с интересом. Ведь я участвовал в строительстве всех рудников, и мне же пришлось их эксплуатировать. И сейчас там немало моих учеников – Кубалов, Бадтиев, Галаов. Они возглавляют крупнейшие рудники, и все – отличные ребята, которыми может гордиться горная школа Осетии.

– Вы по-прежнему бываете в Заполярье?

– А как же! В этом году пять раз уже был.

– Может ли «Норильский никель» один раз взять вместе с вами скромного представителя нашего скромного сайта туда, к нашим землякам?

– Это было бы хорошее мероприятие. Давайте вместе его осуществим.

– Когда лучше это сделать?

– В любое время! Там всегда интересно. Зимой – минус пятьдесят. Но все крутится. Рудники работают, и даже карьеры.

– Сколько лет вы отдали «Норильскому никелю»?

– Сорок семь.

– А правительству Северной Осетии?

– Эти четыре года я вычеркнул из жизни.

– Вы же немало сделали – до сих пор вспоминают. Почему так резко?

– Потому что, как в прорву. Если бы мне дали возможность работать, сделано было бы в 5 раз больше – можете не сомневаться. Но есть и светлая сторона: я узнал на родине много очень хороших людей. Вообще осетины – честолюбивые по натуре. А что такое честолюбие – это везде быть первым, всегда стремится к этому, быть, как минимум, не хуже других. Тщеславие – это другая штука, а здоровое честолюбие – это совершенно другое. Заставляет шевелиться.

Вопрос А.А.Дзантиеву.

– Почему вы позвонили именно Каргинову?

– Хотя бы потому, что у меня вчера был день рождения, а него есть особенность всегда поздравлять первым. Вчера я посмотрел в восемь утра на часы и подумал: что-то Казбек Георгиевич запаздывает. Он всегда первым звонит, и меня это страшно трогает. Вот поэтому первая книга – его.

Анатолий Дзантиев подарил первый экземпляр своей книги Казбеку Каргинову.

– Действительно, многие в республике отмечают, что вы помните дни рождения всех своих друзей, добрых знакомых и коллег по работе в правительстве. Почему у вас такая не самая плохая привычка?

– Человек вообще-то такое создание, которое ушами слушает. И когда ему приятно что-то, у него крылья вырастают. А тем более, я же знаю каждого и такие слова подбираю, чтобы, в хорошем смысле, задеть за живое. То есть это не дежурное поздравление, а желание сделать приятное и еще больше мобилизовать на новые хорошие дела. К каждому у меня свой подход. Вот Анатолию Александровичу я всегда желаю здоровья и обязательно творческих успехов. Он же – творец. Он все время ищет что-то новое. Мы когда-то в правительстве схватились. Но по делу. Оба ведь упертые.

– Многие знают и о вашем хобби: откуда у вас такая страсть к фотографии?

– Это началось еще в Заполярье. Там у нас был фотохудожник, работой которого все любовались. Целые альбомы делал о жизни и работе. Я смотрел-смотрел на него, а потом и сам один фотоаппарат себе купил, другой, третий. Понравилось мне это дело. И человеку бывает приятно, когда ему делаешь такой подарок. А сегодня я уже использую фотосъемку и в работе. Фиксирую, что на объекте, когда приезжаю. И хорошее, и негативное. И вот на больших совещаниях это бывает очень полезно. Все сейчас боятся, когда видят Каргинова на объекте с фотоаппаратом.

– Вы и в Осетии не переставали щелкать. Фотолетопись не ведете?

– Нет. Единственное, что веду, так это рабочий дневник, куда записываю решительно все. Где был, с кем встречался, что происходило. И так каждый день уже 30 лет. И мне это часто помогало. Я могу установить, что происходило в такой-то день такого-то месяца и такого-то года. К примеру, Дзасохов спросил как-то меня, что он говорил полгода назад на таком-то совещании? Я вытащил один из своих толстых журналов и зачитал ему. Причем, подробно. Я же записываю, как стенографирую.

– Помнится, вы самым активным образом участвовали в том, чтобы пункт пропуска в Нижнем Зарамаге принял нынешний более-менее цивилизованный вид. Сколько этот барьер между Северной и Южной Осетией еще просуществует?

– Тогда мы с руководителями таможенной и дорожной служб Драгановым и Артюховым облетели на вертолете все прилегающие к Зарамагу места. Их я давно знал и смог убедить, чтобы они на паритетных началах выделили деньги на обустройство. Там же ничего не было. Скапливалось огромное количество автомашин, был хаос. Я и тогда не сомневался, что все это носит временный характер, что наступит время, когда таможня должна будет перенестись и встать между Грузией и Южной Осетией. К этому и идет.

– Как часто вы бываете в Осетии? Что ваше сердце там воспринимает, а что – нет?

– На родине я бываю не меньше шести раз в год. Что в Осетии мне нравится, так это стройка. Строят немало. И еще радует состояние тоннелей, что наши усилия по приведению их в надлежащий вид не пропали даром. Тоннели же очень чувствительные. Их надо постоянно обслуживать. В Рокский тоннель мы закачали более 15 тысяч кубов бетона, чтобы герметизировать щели. Ведь это артерия. Ее нарушь – и ты погиб.

– А что огорчает?

– Огорчает то, что как зажимали маленький бизнес, так и зажимают. Продыху никому нет. Приезжаю во Владикавказ, а ко мне подходят люди и говорят: «Казбек Георгиевич, что делать? Только начал работать, а уже проверяющий за проверяющим. Все деньги требуют. А я еще сам не заработал». В бытность работы в правительстве я предлагал применить жесткие, можно сказать, карательные меры к различного рода контролерам – чтобы два-три года запрещено было встающий на ноги бизнес трогать. Но не получилось. И вот это мне и сейчас не нравится.

– Оптимизм остается?

– У меня во всем есть оптимизм. Если его не будет, разве можно на что-то рассчитывать!? Но это не значит, что нужно закрывать глаза на серьезные недостатки. Мне вот не нравится, как у нас обстоят дела в сельском хозяйстве. Много завозим из соседних регионов, хотя из кавказских республик мы расположены лучше всех. Тем более, если брать теперь еще и Южную Осетию. Южная Осетия вообще может завалить всех фруктами и овощами.

– Вы следите за происходящим на юге?

– Конечно. Мне людей жалко. Надо было раздать каждому человеку все, что ему требуется на дом – деньги, стройматериалы. Сделаешь – хорошо, нет – гуляй. И дешевле все будет, и лучше. Но когда человек остается один на один со своей бедой, а каждый чиновник старается что-то урвать… Это же ужас. Откат на откате. Поэтому в Южной Осетии надо заниматься сейчас только восстановлением. И не надо ни на кого рассчитывать: если ты сам о себе не позаботишься, то ничего не получится. Иждивенчество долго продолжаться не будет. Вот сейчас россиян убрать – и все, пропали. Такая ситуация в корне неправильна. Поэтому надо работать, работать и работать. В республике должен быть Хозяин. Сегодня такой фронт работ в Южной Осетии – только трудись. Дороги, коммуникации и жилье – вот три кита.

– С вашим-то опытом могли бы вы поработать в Южной Осетии?

– В качестве кого?

– Если бы вам дали какие-то полномочия по организации строительно-восстановительных работ?

– Спокойно. Но ко мне никто не обращался по этому поводу. Ни Кокойты, ни кто-либо еще… Да кому все это надо?! Сплошная политика, постоянный пиар. А народ-то все равно страдает.



 
загрузка...
 
Loading...