Осетия Квайса



«И выходит Марина Ядых в сотый раз, будто в первый, на сцену…»

Народная артистка Северной Осетии, один из лучших музыковедов Северного Кавказа Марина Ядых тридцать лет назад впервые вышла на сцену. И покорила всех своей искренностью и открытостью в общении со зрителем. Любой концерт или театрализованное представление с ее участием – это маленький спектакль, в котором она играет очень важную роль. Именно поэтому благодарные слушатели не только дарят ей цветы, но и посвящают ей поэтические строки. Так, наверное, и должно быть, если перед нами настоящий артист, чувствующий сердцем каждый звук музыки и умеющий облекать в слова и боль, что порой скворчонком стучит в виске, и радость, которая может быть широка и безбрежна.

Визитная карточка

Дочь известного в России маэстро Павла Ядых, долгие годы бывшего главным дирижером Государственного симфонического оркестра Северной Осетии, народного артиста РФ, лауреата Государственной премии им. К. Хетагурова, Марина родилась в 1960 году в Кисловодске. Окончила музыкальную школу по классу фортепьяно, теоретическое отделение Орджоникидзевского училища искусств, факультет истории музыки Ереванской консерватории им. Комитаса. С 1979 года является лектором-музыковедом музыкального лектория и Государственного симфонического оркестра Северной Осетии. Член Союза композиторов и Союза журналистов, Марина Ядых вот уже в течение 12 лет ведет передачи на одной из первых во  Владикавказе негосударственных телекомпаний – «Ир». И как лектор-музыковед и как журналист она активно пропагандирует достижения осетинского музыкального искусства.

Говорят, что незаменимых людей не бывает. На самом деле это не так или не совсем так. Если какой-либо концерт серьезной музыки ведет не Марина Ядых, владикавказская публика начинает в замешательстве переглядываться и перешептываться, дескать, все не то и не так. «Марина и рассказала бы лучше, проникновенней, интересней, и никогда не запнулась бы на фамилии композитора, пусть даже мало известного», – говорят они. И говорят, надо сказать, совершенно справедливо. Ведь Марину Ядых отличают и разносторонняя образованность, и хорошее знание того, что она хочет донести до слушателя. И рассказывает Марина ярко, интересно, образно и, как принято сегодня говорить, вкусно.

И все же главный секрет успеха заключается, должно быть, в том, что Марина любит дело, которому служит, не мыслит своей жизни без музыки, что делает наше бытие лучше, светлее, чище, не останавливается в своем развитии, что всегда позволяет быть на шаг впереди даже самого подготовленного слушателя.

Последнее выступление Марины на концерте в Волгограде, где в исполнении симфонического оркестра города-героя прозвучала симфония Ацамаза Макоева «Моя родина – Беслан», зрителей просто потрясло. Музыка еще не начинала звучать, а по щекам слушателей уже катились слезы. Марина рассказывала о Беслане, о детях, погибших по злой воле пособников сатаны. Ее голос звучал по-особенному, доставая до самого донышка души.

Сама же Марина по возвращении из Волгограда подготовила телепередачу об этом концерте, а поэтесса Таисия Григорьева, посмотрев ее, написала свое посвящение неподражаемой ведущей. В нем есть такие строки:

Зал шумел и затих.
Испугался, наверно, замены.
Но выходит Марина Ядых
В сотый раз, будто в первый, на сцену.

Ей глаза застилает туман.
Дети были там, словно в Освенциме.
Как же ей рассказать про Беслан,
Чтобы люди восприняли сердцем?

Чуть дрожат от волнения руки,
И невольно блеснула слеза.
Как же ей передать эти муки,
Как о горе людском рассказать?..

С разговора о недавнем концерте в Волгограде и началась беседа корреспондента сайта «Осетия-Квайса» Ольги Резник с Мариной Ядых.

– Тот концерт в Волгограде был для Вас особенным?

– Он был особенным для всех – для каждого артиста академического оркестра (все исполнители, а их более 100 человек, сквозь сердце пропустили музыку Ацамаза Макоева), для маэстро Валерия Хлебникова, который показал высокое дирижерское искусство в управлении оркестром и прочтении сложной партитуры, для публики, которая, слушая музыку, заново переживала трагедию в Беслане.

– А Вы помните свой самый первый концерт?

– Конечно, помню. Это было выступление музыкального лектория в средней школе № 7 Владикавказа. Я, безусловно, волновалась. Я и сейчас волнуюсь перед любым концертом, хотя, когда говорю об этом, мне почему-то не верят. А тогда… В концертную программу были включены фрагменты из оперы Н.А.Римского-Корсакова «Царская невеста». Солировала блистательная Мария Котолиева. Она меня сильно подбадривала.

А перед концертом папа увидел у меня в руках бумажку, куда я записала все-все, дабы ничего не забыть. Он у меня ее отобрал, сказав при этом, что все нужно держать в голове. Я рыдала, но вышла на сцену без подстраховки. Так до сих пор и обхожусь без бумажек.

А тот концерт прошел успешно, несмотря на то, что старшеклассники – самая сложная аудитория. Но мне с первого концерта удалось привлечь их внимание.

– Вы опередили мой вопрос: с какой аудиторией легче работать – с детской или взрослой?

– Легче, конечно, со взрослыми. С ними разговор идет на равных. Тем более, что у нас, во Владикавказе, подготовленные слушатели. Кое-кто приходил в зал филармонии, когда меня еще не было на свете. У нас вообще образованная публика, чувствующая любое не настоящее в любом виде искусства. Может одарить не аплодисментами, а жидкими хлопками даже знаменитость, если та не выкладывается на все сто. Я была тому свидетелем. Аплодисменты из вежливости очень сильно отличаются от аплодисментов благодарности и восторга.

– Вы выросли в творческой семье и, о чем Вы неоднократно говорили, не представляли своей жизни без музыки. Но почему выбрали стезю музыковеда, а, скажем, не пианистки?

– Не хватило усидчивости. Чтобы быть хорошим пианистом (а плохим я быть не хотела), нужно по семь часов в день сидеть за роялем и не видеть ничего вокруг. Это своего рода жертва… Быть посредственностью мне не хотелось никогда. Этого боялся и мой папа. Поэтому он вместе с моим педагогом Мирой Владимировной Варандт (светлая ей память) сориентировали меня на музыковедение. За что я им очень благодарна, потому что это оказалось мое.

– Часто можно услышать о вашей значимой роли в пропаганде музыки осетинских композиторов. Что для Вас эта музыка?

– Я продолжаю то, чем занимался мой отец. Он на протяжении 45 лет во время гастролей в сотнях городов СССР и разных странах пропагандировал осетинскую музыку. Так, на далекой Кубе звучала музыка Д. Хаханова, в Чехии – И. Габараева, в Болгарии – Х. Плиева. Отец видел и знал ее несомненные достоинства. Сегодня я продолжаю эту линию. Все, что ни делаю, делаю искренне. Меня невозможно заставить сказать хорошее о плохой музыке. Я либо не скажу ничего, либо обойдусь биографическими данными композитора.

– Чем Вы гордитесь?

– Горжусь своими корнями. Правом назвать себя профессионалом. Еще тем, что не делаю людям подлости, хотя по-разному складываются отношения.

– На Вашу вторую профессию – тележурналиста – оказал какое-то влияние сценический опыт?

– Конечно, оказал. Я совершенно не боюсь камер. Легко общаюсь с людьми. Мне не нужно накануне передачи мучительно придумывать вопросы любому из собеседников. Со мной нравится работать операторам, потому что снимаем практически без дублей.

– О чем Вы мечтаете? Есть нечто такое, что бы Вы очень хотели сделать, но еще не сделали?

– Да. Я бы очень хотела расширить регион музыковедческой и журналистской деятельности. Гастроли в Кисловодске, Ставрополе, Волгограде – это пропаганда осетинского искусства и творчества музыкантов, которые работают в Осетии. А съемки на кинофестивалях «Кинотавр» и «Кинотаврик» – вполне серьезная заявка об осетинской телекомпании «Ир».

– Дай-то Бог, чтобы все Ваши мечты сбывались и чтобы Вы не переставали радовать нас своим творчеством.


С Робертино Лоретти, голосом которого был очарован весь Советский Союз.

С народной артисткой СССР, главным режиссером театра «Современник» Галиной Волчек.

С известным кинорежиссером Павлом Лунгиным.

В живописном Куртатинском ущелье Северной Осетии.




 
загрузка...
 
Loading...