Осетия Квайса



Ахсар ЕСЕНОВ: «Творческие люди умудряются без конца изобретать велосипед, несмотря на то, что он давно изобретен»

IMG_5461-4Ольга РЕЗНИК

Сегодня свой сорокалетний юбилей отмечает заслуженный художник Республики Северная Осетия-Алания Ахсар ЕСЕНОВ. Ахсар – один из тех немногих, кто сумел сказать свое новое слово в живописи.

У Есенова свой почерк, свой стиль. А созданные им образы поистине незабываемы. Работы живописца находятся сегодня в республиканском художественном музее им. М. Туганова, в частных коллекциях не только России, но и США, Англии, Франции, Германии, Испании. Ахсар Есенов – участник многих, в том числе и международных выставок, победитель республиканской художественной выставки-конкурса «В горах мое сердце».

Но главное – он из тех художников, кто непрерывно растет, не в том смысле, что становится выше ростом. Растет как мастер, в то же время не изменяя себе и продолжая творить в своих излюбленных стилях – «романтический символизм» и «декоративный реализм».

Мир красок художника не прост. Говорят даже, что, глядя, на картины Есенова, испытываешь то же чувство, что при составлении мозаики или разгадывании кроссворда: а вдруг да удастся разглядеть тайну художника, которая манит и дразнит, а живописец, между тем, хотим мы того или нет, передает окружающим свое настроение, которое зритель, опять-таки независимо от его желания, впитывает, как губка.

Вот и в мастерской Ахсара Есенова, где неизменно пахнет краской, прямо со стен взирают на нас скифские кони и загадочные рыбки, мимо проплывают чьи-то летние сны и прошлое, овеянное легендами. Сразу видно, что художник молод и полон творческих дерзаний. Хотя – что за возраст 40 лет для человека, который, занимаясь любимым делом, с удовольствием познает вкус жизни? С кистью в руке он это делает под музыку.

– Рисуете неизменно с музыкальным сопровождением?

– Да, здесь у меня всегда звучит музыка. Помогает настроиться. Да что там настроиться, жить помогает!

– А какую музыку любите?

– Я, как курица, всеяден. Единственное, чего не слушаю, – так это немецкие марши.

– Рисовать начали в детстве?

– Да, в детстве учился в художественной школе в Беслане. Я тогда там жил. Родители и сейчас живут. Потом поступил в художественное училище. По его окончании учился на отделении изобразительного искусства факультета искусств СОГУ.

– Кого считаете своими учителями?

– Тех, у кого учился. Шалву Бедоева, Юрия Абисалова, Магреза Келехсаева, хотя у Магреза Ильича непосредственно не учился. Но такова сила воздействия настоящего искусства.

– Искусствоведы отмечали разнообразную тематику ваших работ, в том числе интерес к национальной теме. Она по-прежнему присутствует в вашем творчестве?

– Присутствует, но в другом аспекте. Ушли поверхностные атрибуты национального искусства. Человек взрослеет, и он, в общем-то, не задумывается над тем, каким должно быть национальное искусство. Я просто делаю то, что мне нравится. Сложно искусственно задавать темы.

– А что вам нравится?

– В живописи главное – цвет, форма, пластика, стилистика. Эти инструменты позволяют что-то доносить до зрителя. С возрастом становишься более разборчивым. Хочется быть немногословным, лаконичным. Уходит юношеский максимализм. Мне понравилось, что по этому поводу сказал в одном из последних интервью известный актер Бен Кингели: «Возраст позволяет тебе становиться разборчивее. Это фильтр, который ты приобретаешь незаметно – хочешь ты этого или нет».

– Что вас вдохновляет, что может стать толчком к написанию картины?

– Люди вдохновляют. Творчество другого человека, например. Скажем, музыканта, который какую-то вещь замечательно сделал. Ведь творческие люди умудряются без конца изобретать велосипед, несмотря на то, что он давно изобретен.

– А музыку можете изобразить?

– Наверное, смогу. Ведь она вдохновляет, создает настроение.

– Вам как живописцу, по мнению искусствоведов, присуще чувство юмора, этакая остроумная стилизация. Насколько, по-вашему, это необходимо художнику?

– Конечно, необходимо. Мои друзья-художники тоже все с чувством юмора. Замечательно, когда человек с юмором может посмотреть на все происходящее, в том числе на самого себя. Только сильный человек может посмеяться над собой.

Не стоит слишком серьезно относиться к своей персоне. Есть люди, которым кажется, что они все знают. Знают, в том числе, как и что надо писать. А вот я не знаю, что писать. Если нахожу, то радуюсь находке.

– Над чем сейчас работаете?

– Над собой работаю (смеется). А если серьезно, то над несколькими сериями параллельно.

– Назовите хотя бы их рабочие названия.

– Рабочее название одной из них – «Летние сны». Они, правда, плавно переходят в «Осенние сны». Другая серия – серия натюрмортов. Хочется все это как-то совместить.

– Летом прошлого года, помнится, ваша персональная выставка с большим успехом прошла в Краснодаре. А к своему юбилею ничего такого не планируете?

– Выставки – не самоцель. Меня спрашивают: «Почему не устраиваешь персональную выставку?» Устрою, когда созрею. Выставка символизирует определенный жизненный этап. Важно, чтобы художник сам получил удовольствие оттого, что выставляется. Я, однако, чувствую, что во мне что-то созревает. Надеюсь: все-таки соберу в одном зале все мои работы.

– Складывается впечатление, что вы колеблетесь. Кстати, присуща ли вам свойственная вашему знаку Зодиака, то есть Весам, поколебимость?

– Мне кажется, что художник должен колебаться, пропускать эмоции через себя. А что порождает эмоции? Для меня встреча с каким-то человеком – событие. А наступление весны – нет. Прочту хорошую книгу, фильм посмотрю – это тоже события. Размышления, переживания, колебания…

– Вы по-прежнему преподаете?

– Преподаю. В СОГУ и Лицее искусств. Стаж – 18 лет. В моей жизни ничего не изменилось – все очень стабильно.

– А любимые ученики есть?

– Бывают. Таковыми они становятся постепенно. Ради этого, собственно, и работаю, хотя не считаю себя великим педагогом. Попадаются студенты, которые мне симпатичны. А на иного смотришь и думаешь: «Зря он сюда ходит». Хотя иногда можно приятно ошибаться. Такое тоже случается.

– Кем из своих воспитанников вы гордитесь?

– Многие из моих бывших студентов стали моими коллегами, друзьями. Это Наташа Абаева, Саша Скоморохов, Юрий Прищепа, Аркадий Абаев. Они красивые художники, которые радуют меня. Я с удовольствием наблюдаю, как они растут, взрослеют. В нашем городе много хороших художников. Есть определенная творческая среда.

– А ваши дети рисуют? Кстати, сколько их у вас?

– Их у меня трое – двое сыновей и дочь. Старший сын – ему 13 лет – танцует. А вот младший рисует, ходит в «художку». Дочь еще маленькая. Ей только пять. Она и танцует, и рисует.

– Вам бы хотелось, чтобы кто-то из детей пошел по вашим стопам, стал художником?

– Я был бы этому только рад. Хотя это не самоцель. Главное – чтобы мои дети стали достойными людьми.

– Как будете праздновать свой юбилей? Или из-за суеверия, что 40 лет не отмечают, не собираетесь это делать?

– Я вообще не люблю свои дни рождения и никогда их не отмечаю, никого не приглашаю. Но друзья знают и приходят сами ко мне в мастерскую. Все в рабочей обстановке происходит – посидим, посмеемся, выпьем…

– Что бы вы сами себе пожелали?

– Здоровья, терпения, сил и поменьше разочарований.

– Что может вас разочаровать?

– Очень многое. Когда сын приносит двойку по рисованию, тогда я сильно разочаровываюсь (смеется).

– А если серьезно, есть такое, чего бы вы никогда не простили?

– Да, предательство. Не то, что я буду мстить. Но… буду помнить.

– Скажите без лишней скромности, чем вы гордитесь?

– Своей семьей и друзьями. Мне повезло с родителями, с женой, с детьми.

– Ваши родители и супруга имеют какое-то отношение к искусству?

– Нет. Родители мои сейчас – пенсионеры. А вообще папа – железнодорожник, машинист. Мама – экономист, бухгалтер. У меня пролетарское происхождение. А супруга – медик.

Я очень благодарен родителям за то, что они меня просто любили, были ко мне внимательны и всегда  во всем меня поддерживали. Согласитесь, это дорогого стоит.

На самом деле у меня все хорошо. Семья, надежные друзья, которых подарила мне судьба. Любимая профессия. Как это здорово – заниматься тем, что тебе нравится! Я счастлив и оттого, что я самостоятельный человек. Рассчитываю только на себя и на друзей. И не от кого ничего не жду. Ни под кого не хочу подделываться. И допускаю, что очень сильно ошибаюсь.

Так и хочется процитировать португальского футбольного тренера Жозе Моуриньо. В интервью журналу «Esquire», который я всегда с удовольствием читаю, он сказал: «Мудак (уж простите, это он так сказал) тот, кто не стремится к лучшему, не совершенствуется. Я не мудак». Это я к тому, что глубоко ошибается тот человек, который считает, что ему больше не нужно прогрессировать. Нельзя останавливаться в своем развитии. А еще человек должен уметь удивляться. За это качество я очень уважаю мэтров нашей живописи Шалву Бедоева и Магреза Келехсаева. Они не утратили способности удивляться. Пикассо замечательно когда-то сказал по этому поводу: «Художник, который говорит, что все нашел, занял свою нишу – это мертвый художник».

– Вот и мы вам желаем не переставать удивляться. И пусть сама жизнь преподносит вам удивительные сюрпризы и новые сюжеты. С юбилеем!

Ахсар ЕСЕНОВ. Из серии «Летние сны».

Ахсар ЕСЕНОВ. Из серии «Летние сны».

Ахсар ЕСЕНОВ. Из серии «Скифский конь».

Ахсар ЕСЕНОВ. Из серии «Скифский конь».

Ахсар ЕСЕНОВ. Из серии «Натюрморт».

Ахсар ЕСЕНОВ. Из серии «Натюрморт».

Ахсар ЕСЕНОВ. Из серии «Острова».

Ахсар ЕСЕНОВ. Из серии «Острова».

Ахсар ЕСЕНОВ. Легенда.

Ахсар ЕСЕНОВ. Легенда.

Ахсар ЕСЕНОВ. Осень.

Ахсар ЕСЕНОВ. Осень.

Ахсар ЕСЕНОВ. Рыбка.

Ахсар ЕСЕНОВ. Рыбка.



 
загрузка...
 
Loading...