Осетия Квайса



Такие, как Путин

9_176_1// Выборы в Южной Осетии идут по российскому сценарию

Предстоящий в России судьбоносный выборный цикл (парламентские и президентские выборы) полностью поглощает внимание московской политической и околополитической тусовки. Между тем у наших ближайших соседей и вновь обретенных союзников происходят вещи, не менее судьбоносные. В обеих бывших грузинских автономиях, признанных РФ в качестве независимых государств, готовятся к смене власти. В Абхазии — вынужденно, в связи с безвременной кончиной президента Сергея Багапша. А в Южной Осетии истекает второй и последний президентский срок Эдуарда Кокойты. Готовятся к очередным президентским выборам и в Приднестровье: эта отколовшаяся от Молдовы республика на Днестре оказалась падчерицей матушки-России, которая пока отказывает ей в признании.

Эдуард Кокойты: уйти, чтобы остаться

16 июля в цхинвальском кафе «Фатима», которое находится на улице Сталина и принадлежит начальнику таможенной службы Южной Осетии Константину Кабисову, состоялось необычное застолье. Необычное прежде всего тем, что в качестве тамады на нем был… сам президент республики Эдуард Кокойты. А за столом сидели хорошо известные в Южной Осетии люди: глава администрации президента Арсен Гаглоев, генеральный прокурор Таймураз Хугаев, его зам Эльдар Кокоев, министр МВД Валерий Валиев, председатель верховного суда Ацамаз Биченов, главы Джавского, Цхинвальского и Знаурского районов, мэр Цхинвала Резо Хугаев, депутаты парламента — Казимир Плиев, Амиран Дьяконов, замминистра обороны — глава инициативной группы по выдвижению Кокойты на третий срок Ибрагим Гассеев, ректор университета Таймураз Кокоев, директор ЮОНИИ Роберт Гаглоев, народная поэтесса Людмила Галаванова, другие представители интеллигенции. Это — наиболее близкий к нынешнему президенту круг, его «актив».

Первым, как рассказали наши источники в Цхинвале, слово взял президент, который сообщил, что в республике наступают трудные времена. Вскоре предстоят выборы, в которых собираются принять участие разные люди, в том числе и «из-за рубежа». «Всем хочется порулить, все хотят стать президентами, — якобы сказал г-н Кокойты. — Все меня спрашивают: как быть дальше? Успокойтесь, я никуда не ухожу». Далее, по информации источника, президент сообщил, что есть три кандидатуры на роль преемника, но главная из них — это прокурор Хугаев.

Присутствующие выразили полное одобрение. Затем выступил сам прокурор, который поблагодарил за оказанное ему высокое доверие и заявил, что в связи с тем, что по закону его должность не позволяет ему заниматься политикой и выдвигаться в президенты, он должен подать в отставку. И тут же попросил президента Кокойты эту отставку принять.

Прокурор Хугаев — родственник Эдуарда Кокойты: сестра Хугаева замужем за родным братом президента — Робертом Кокойты. (По слухам, в качестве возможного преемника рассматривалась также кандидатура вице-спикера парламента Юрия Дзиццойты.)

Совершенно очевидно, что уходить Эдуард Кокойты не очень хочет. Да и не может: это чревато для него и для его окружения большими рисками. По восстановлению республики и расходованию отпущенных для этого средств и у населения, и у Кремля есть вопросы, на которые гораздо легче отвечать, будучи защищенным иммунитетом власти. Поэтому советники главы Южной Осетии сейчас заняты разработкой всевозможных стратегий, которые позволили бы ему контролировать ситуацию в республике и после ухода с должности.

Как долго еще Цхинвалу оставаться синонимом разрухи? Фото - Геннадий Черкасов/

Как долго еще Цхинвалу оставаться синонимом разрухи? Фото - Геннадий Черкасов.

По данным источников «МК», в парламенте Южной Осетии готовится беспрецедентный закон о гарантиях для экс-президента и его семьи. Они никогда не могут быть привлечены к уголовной ответственности, им пожизненно оставляют охрану, мигалки и разные другие атрибуты власти. Но этого мало. В Южной Осетии решили последовать примеру «старших товарищей». Поэтому сначала возникла мысль пересадить Эдуарда Кокойты в кресло премьера. Однако это кресло занято как назло Вадимом Бровцевым. После провала попытки вынести правительству Бровцева вотум недоверия в парламенте стало ясно, что нужно искать другие варианты.

Группа советников, в которую входят люди, ранее работавшие в кремлевской администрации, разрабатывает сейчас несколько вариантов. Первый состоит в том, что Кокойты по примеру ВВП становится лидером Народного фронта. Второй предусматривает роспуск парламента и перенос выборов на более поздний срок. Основанием для роспуска парламента может стать недавний отказ Народной партии от участия в работе законодательного органа (в знак протеста против отказа двух других фракций от вотума недоверия правительству).

По последней информации из Цхинвала, президент Кокойты потребовал, чтобы съезд партии «Единство», намеченный на сентябрь, прошел уже в июле. На нем предполагаются отставка председателя партии Зураба Кокоева и кооптация в политсовет «Единства» прокурора Хугаева, Алана Кочиева (сына Константина Кочиева — госсоветника президента) и Эдуарда Кокойты. Кокойты должен стать председателем партии, вокруг которой в будущем и может быть создан Народный фронт.

Какую же роль в этом раскладе играет «партия третьего срока», спросите вы? Примерно такую же, какую она играла в России перед выборами 2008 года, — роль пугала. Только не для Запада, а для Москвы. Кокойты через этих ребят как бы говорит Кремлю: «Видите, как народ меня любит, как он хочет, чтобы я остался. Но раз вы не хотите третьего срока — его и не будет. А за это вы не должны противодействовать избранию того кандидата, на которого я укажу».

Собственно, способов противодействовать этим планам Кокойты минимум. Бессилие российских представителей в РЮО особенно ярко проявилось в их неспособности хоть как-то повлиять на судьбу предпринимателей из РФ, которые оказались в цхинвальской тюрьме, как директор строительной фирмы Светлана Осипова, или были вынуждены покинуть республику, бросив налаженный бизнес. Совершенно непостижимо и бессилие Кремля в вопросах, касающихся контроля за восстановлением Южной Осетии и расходованием отпущенных на это российских денег.

Впрочем, многие эксперты полагают, что для Кремля сейчас самое важное — сохранение стабильности в республике.

«Ни сохранение личной власти Эдуарда Кокойты, ни скандал с ним или публичное расследование причин исчезновения федеральных средств, направляемых на восстановление Южной Осетии, в равной степени не в интересах России, — считает политолог Андрей Епифанцев. — Россия должна быть благодарна нынешнему югоосетинскому лидеру за то, что он смог сохранить республику в очень непростые годы осетино-грузинского противостояния. Но не секрет, что у многих и в Цхинвале, и в Москве есть претензии к Эдуарду Кокойты, которые заключаются в непрозрачности схем распределения федеральных средств, в создании режима, при котором эти средства воруются, в очень медленном восстановлении республики, в установлении авторитарного правления с выталкиванием из Южной Осетии конкурентов. Авторитарное правление в постсоветских условиях — это не самое большое преступление. Но если ты замыкаешь все на себе, то покажи результат — а вот с этим есть проблемы. Поэтому в интересах России — проводить Эдуарда Кокойты с почетом, обеспечить честные выборы и закрыть эту страницу истории Южной Осетии».

Через три года после войны Южная Осетия все еще лежит в руинах. Фото - Михаил Ковалев.Через три года после войны Южная Осетия все еще лежит в руинах. Фото – М. Ковалев.

Менталитет населения в Южной Осетии сильно отличается от абхазского. Если в Абхазии негативно относятся к попыткам Москвы повлиять на внутриполитические процессы в республике, то для осетин, наоборот, явная поддержка кандидата Россией может стать решающей. Проблема в том, что большинство оппозиционных кандидатов не сможет принять участия в выборах: они живут за пределами Южной Осетии, а по Конституции в выборах может принять участие только тот, кто «постоянно проживает на территории РЮО на протяжении последних 10 лет».

«На мой взгляд, на предстоящих выборах нам нужно стараться обеспечить максимально возможные равные правила для претендентов, — считает Андрей Епифанцев. — Если при этом осетинский народ выберет преемника Кокойты — значит, работать нужно с ним. Но при этом очень важно установить с новым президентом новые правила игры, которое позволят избавиться от старых ошибок. С преемником нынешнего главы государства это будет сделать сложнее, чем с новым человеком. Продолжение ошибок, допущенных нынешней властью, не нужно ни России, ни Южной Осетии. Надо устанавливать такие правила игры между нашими странами, в которых будет прописана взаимосвязь между выделением российских денег и честностью их использования, а также обеспечение контроля и жесткой, в том числе уголовной, ответственности получателей средств перед южноосетинской общественностью и правосудием».

В долгах как в шелках: Цхинвалу отключат телефоны за неуплату?

В распоряжении «МК» оказались любопытные документы, свидетельствующие о том, что к официальному Цхинвалу накопилось немало претензий со стороны различных структур и организаций РФ. Так, ООО «Институт строительных проектов» пытается по суду взыскать с Республики Южная Осетия около 12 миллионов рублей. Еще в сентябре 2008 года тогдашний вице-премьер Южной Осетии Хасан Плиев заключил с институтом договор на разработку проектной документации для восстановления республики после боевых действий. Работа была выполнена, проекты переданы в Госкомитет по восстановлению Южной Осетии, однако платить заказчик отказался.

Задолженность правительства Южной Осетии перед «Ростелекомом» достигла и вовсе астрономической суммы — 50 миллионов рублей. Оказывается, Цхинвал не платил за телефонные переговоры аж с 1 сентября 2008 года, и теперь «Ростелеком» может отключить правительству Южной Осетии телефоны…

Марина ПЕРЕВОЗКИНА,
«Московский Комсомолец», 28.07.2011



 
загрузка...
 
Loading...